Не дай Бог, перемирие…

150647_original

У ополчения перед наступлением не было никакой внятной оперативной задачи, и общий смысл наступления сводился к одной мысли: «Достало». Достало минское перемирие, прикрываясь которым каратели безопасно для себя уничтожали мирных жителей в количествах, которые превосходили даже летние.

Отсюда и несколько направлений наступления, основной и не слишком четко сформулированной целью которого стало отодвинуть позиции артиллерии карателей от городов.

Тем не менее, жизнь (а точнее, смерть) очень быстро внесла коррективы, и основные действия развернулись не под Донецком, а под Дебальцево, которое тоже является ублюдочным ребенком минского сговора, причем наиболее опасным. Логика ополчения в данном случае вполне рациональна — уж если начали наступать, то там, где опасность наиболее велика.

В таком случае понятно, что аэропорт (точнее, новый терминал) — это максимум того, что достигнуто в этот раз под Донецком. Никаких задач под ним не выполнено, и расстрелы будут продолжены. Сейчас все, что есть, брошено на ликвидацию выступа под Дебальцево, и если эта проблема будет решена — это будет сверхусилие, вполне сравнимое по своему значению с выходом Славянской бригады в Донецк. Большего ожидать не приходится, да и нет смысла.

Очередные многозначительные намеки «посвященных» про вот-вот дунущий «Северный ветер» как и следовало ожидать, остаются сотрясанием воздусей. «Северный ветер» стоит как скала. У него нет задач душить партнеров и идти на рейхстаг на Банковой. Он здесь не для этого. Тупым адептам хитрого плана имени себя президент уже устал повторять, что он не будет создавать проблемы своим друзьям. Скорее наоборот — он в любой момент создаст проблемы ополчению. Для того и присутствует на Донбассе этот самый непоколебимый «Северный ветер». Ни для чего более.

Собственно, ополчение прекрасно понимает это и отдает себе отчет. Отсюда и осторожные последние слова Жучковского — ополчение перемирия боится больше всего на свете. Даже на фоне огромных потерь. Но его, как всегда, спрашивать никто и не собирается. Вы воюйте. Пока. А там посмотрим.