К юбилею ликвидации Бандеры

 К юбилею ликвидации Бандеры
 15 октября 1959 года в Мюнхене перевербованный КГБ бывший член ОУН(Б) Богдан Сташинский убил руководителя этой националистической организации Степана Бандеру. Хотя с тех пор произошло 55 лет, сегодня, как и в середине ХХ столетия, его имя — предмет яростных споров и взаимоисключающих оценок. На основании фактов оценку личности Бандеры и его движения дает доктор исторических наук Олег Назаров.

Одна часть украинского общества связывает с Бандерой бесчеловечные преступления и многочисленные беды, обрушившиеся на их родину. Для других украинцев Бандера — борец за самостийную Украину и пример для подражания. Именно таким подаёт его националистическая пропаганда. Да и президент Украины Пётр Порошенко не скупится на лестные оценки последователей Бандеры.

На деле политики, пришедшие к власти на Украине в феврале 2014 года в результате кровавого антигосударственного переворота, лишь тупо повторяют азы бандеровской пропаганды. Через три года после смерти Бандеры его дочь Наталья, выступая публично, заявила: «Мой незабвенный отец воспитал нас в любви к Богу и Украине. Он был глубоко верующим христианином и погиб за Бога и независимую вольную Украину».

Впрочем, и дочь Генриха Гиммлера была высокого мнения о своём отце. А чтобы ответить на вопрос, кем был Бандера, — «глубоко верующим христианином» или военным преступником, — надо вспомнить о ключевых постулатах идеологии ОУН(Б) и политической практике этой организации.
Основы оуновской идеологии и внутривидовые разборки

Бандера родился 1 января 1909 года в семье греко-католического священника в селе Угрынив на Галичине, которая являлась частью Австро-Венгрии.

После Первой мировой войны Галичина оказалась в составе Второй Речи Посполитой. В 1929 году в двадцатилетнем возрасте Бандера вступил в Организацию украинских националистов (ОУН), главной целью которой являлось создание независимого национального государства на всей украинской этнической территории.

В постановлениях Первого Великого Сбора ОУН характеризуется как «духовное и политическое движение». О том, какую духовность культивировали в украинцах такие идеологи ОУН, как Николай Сциборский и Дмитрий Донцов, можно узнать из их трудов.

Руководитель Научно-идеологического центра имени Дмитрия Донцова Олег Баган уверяет: «Донцов постиг мощные смыслы Истории: Эмоцию (силу переживаний), Свободу (силу моральной мобилизации), Героику (силу жертвенности и борьбы), из которых и рождались все большие сдвиги и достижения человечества. Именно из его вдохновения и родилось удивительно героическое и упорное украинское националистическое движение 1920 — 1940-х годов».

В действительности духовный отец «удивительно героического и упорного украинского националистического движения» утверждал: «Закон природы — это право силы. Экспансия — не только самоутверждение собственной воли к жизни, а её отрицание у других».

С этих позиций Донцов призывал своих последователей: «Будьте агрессорами и захватчиками, природе неведомы гуманизм и справедливость». И добавлял: «На воле (не на разуме), на догме, на аксиоме (не на поисках правды), на абсолютном, не на директивном постулате, на бездоказательном порыве должна быть построена наша идеологическая идея».

Донцов разработал теорию «украинского интегрального национализма». Её основополагающей идеей являлся «провiдницький принцип» (принцип лидера), согласно которому построение независимого украинского государства начнётся с того, что меньшинство нации, преданное национальной идее и уверенное в своём превосходстве над всеми остальными, осознает свою творческую роль и поведёт за собой всю нацию.

Вскоре выяснилось, что несогласные следовать указанным оуновцами курсом рисковали жизнью. Показательна судьба самого Сциборского. После раскола ОУН на сторонников Бандеры и Андрея Мельника он выбрал стан мельниковцев. 30 августа 1941 года в оккупированном немцами Житомире Сциборский и другой сторонник Мельника Емельян Сенник были убиты. Их убрали не гитлеровцы, а бандеровцы (Козий и др.). Этот метод разрешения спорных вопросов широко применялся в ОУН даже против своих. Зная это, невольно задаёшься вопросом, почему нынешние последователи Бандеры не проявляют прыти в поисках убийц Сашка Билого (Александра Музычко)?

Между тем и до житомирского теракта было ясно, что за публика собралась вокруг Бандеры, и какие порядки царили в ОУН. 80 лет назад, 15 июня 1934 года 20-летний боевик Григорий Мацейко застрелил министра внутренних дел Польши генерала Бронислава Перацкого. Власти Польши ответили на теракт арестами членов ОУН, которых судили в 1936 году в Варшаве. Подсудимый Иван Малюца ещё на следствии дал признательные показания, приоткрывшие завесу тайны над нравами, царившими среди борцов за самостийную Украину. Например, за то, что Малюца отказался убить своего сподвижника Романа Мигаля, боевики ОУН убили подругу Малюцы Марию Ковалюк. Убийство родственников и близких — весьма распространённый метод воздействия в среде украинских националистов.

На суде Малюца произнёс пророческие слова: «ОУН — это организация, которая признаёт только индивидуальный террор. Её методы и тактика загнали нас в угол без выхода. Террор ОУН создал о нас такое мнение среди общественности, что практически сделало невозможным создание независимой украинской державы. ОУН не есть, никогда не была и не будет полезной народу Украины…»

Бандера, Ярослав Карпинец и Николай Лебедь были приговорены к смертной казни, которую заменили пожизненным заключением. Их подельники получили от 7 до 15 лет тюрьмы.
ОУН в начале войны

На свободу Бандера вышел в первые дни Второй мировой войны. Подчиняться новому руководителю ОУН Мельнику (сменившего убитого Евгена Коновальца) он отказался. Организация раскололась на ОУН(М) и ОУН(Б), что означало не меньшевиков и большевиков, а мельниковцев и бандеровцев.

Друг с другом они, мягко говоря, не ладили. Зато с немцами активно сотрудничали и те, и другие.

Когда гитлеровская Германия напала на СССР, первым во Львов 30 июня 1941 года вошёл сформированный немцами из украинских националистов батальон «Нахтигаль» во главе с бандеровцем гауптманом Романом Шухевичем, которому президент Украины Виктор Ющенко в 2007 году присвоил звание Героя Украины. Подчинённые Шухевича незамедлительно приступили к уничтожению евреев, польской интеллигенции и советских активистов — «чёрные списки» заранее подготовило оуновское подполье. Очевидцы резни были шокированы сочетанием украинского говора и эмблем на форме убийц. За несколько дней они уничтожили несколько тысяч человек, среди которых было много деятелей науки и культуры. Над ними бандеровцы издевались особенно изощрённо. 20 львовян, среди которых были 4 профессора, под угрозой расстрела заставили языком и губами чистить ступеньки в семи подъездах четырехэтажного дома и тем же способом наводить порядок во дворе.

Вечером 30 июня группа сторонников Бандеры, объявившая себя Законодательным Собранием Западно-Украинских земель, провозгласила создание «самостийной Украины» и образовала Украинское краевое правительство во главе с заместителем Бандеры Ярославом Стецко. И хотя это «правительство» сразу же заявило о своей лояльности Третьему рейху и готовности вместе с гитлеровцами воевать против Красной Армии, немцы его разогнали. Стецко и Бандеру отправили в концлагерь Заксенхаузен. Но условия, в которых их содержали, были далеко не такими, в которых гибли советские военнопленные. Взяв Бандеру под присмотр и про запас, немцы не препятствовали его контактам с единомышленниками.

Осенью 1941 года на окраине Львова состоялась «конференция» ОУН(Б). На ней было решено перейти на нелегальное положение, не вступать с оккупантами в конфликты и не вести открыто антигерманской пропаганды. Затаиться и ждать «у моря погоды».
Сотрудничество с гитлеровцами

«Погода» изменилась после разгрома немцев и их сателлитов под Сталинградом. Столкнувшись с растущим дефицитом людских ресурсов, нацисты были вынуждены отправлять на передовую тех, кто раньше поддерживал порядок в тылу. Только тогда бандеровцы активизировались. Они создали Украинскую повстанческую армию (УПА). В неё влились и несколько тысяч украинских полицейских, прежде служивших Германии.

Современные украинские националисты изображают бандеровцев смелыми и последовательными борцами с немецкими оккупантами, раздувая отдельные стычки до масштаба «курских битв». О том, какими в действительности были отношения обоих крыльев ОУН с немецкими оккупантами, 30 августа 1944 года поведал один из руководителей ОУН Михаил Степаняк, попавший в советский плен после ранения:

«Мельниковцы и бандеровцы помогали немцам в предоставлении им, так называемых «дольмечеров», т. е. проводников и переводчиков… На протяжении всей войны бандеровцы и, в частности, УПА, организовали борьбу против красных партизан и отдельных частей Красной Армии. В первые дни войны в тех же целях бандеровцы организовали специальные военные группы, так называемое «партизанские отряды».

Всё это, несомненно, шло в помощь немцам…

О проводимой в первое время войны открытой пронемецкой пропаганде бандеровцами — общеизвестно.

Позже, в 1943 г., были официальные приказы по УПА, запрещающие нарушать немецкие коммуникации и уничтожать немецкие склады оружия и продовольствия, также нападать на немецкие соединения, даже в том случае, когда они обессилены и отступают с фронта».

После того как Бандера был выпущен из концлагеря, его принял обергруппенфюрер СС Бергер. 6 октября 1944 года после разговора с Бандерой Бергер написал Докладную записку рейхсфюреру СС и рейхсминистру внутренних дел Гиммлеру, в которой дал такую характеристику руководителю ОУН(Б):

«Ловкий, упрямый, фанатичный славянин. Своей идее предан до последнего. В настоящий момент для нас невероятно ценен, позже опасен. Ненавидит как великороссов, так и немцев.

Осмелюсь предложить всё-таки задействовать его, чтобы активизировать его движение. Против нас в данный момент он мало что может предпринять, а действуя на нашей стороне, он может представлять серьёзную угрозу для продвижения противника».

Через неделю Бергер получил ответ Гиммлера. Шеф одобрил предложения и действия подчинённого.

Тем временем последователи Бандеры тесно контактировали с гитлеровцами. Они делились с немцами информацией и получали от них оружие, боеприпасы и т. д. Более того, бандеровцы стремились к расширению сотрудничества. 5 мая 1944 года руководитель Львовского гестапо сообщил в Главное управление государственной безопасности Германии: «УПА захватила живыми в свои руки 20 советско-русских парашютистов, сброшенных на территорию Галиции. Среди этих агентов несколько женщин, так называемых радисток. ОУН (группа Бандеры) готова передать мне этих 20 агентов-парашютистов. В дальнейшем не исключено, что мне будут переданы все отобранные у агентов диверсионные средства и по меньшей мере одна радиостанция для использования её в интересах охранной полиции».
Бандеровский геноцид

Сохранилось масса документов (немецких, советских, польских, оуновских и прочих), знакомство с которыми даёт весьма полное представление о деятельности бандеровского подполья.

В Политдонесении начальника Политуправления 1-го Украинского фронта генерал-лейтенанта С. С. Шатилова начальнику Главного политического управления РККА генерал-полковнику А. С. Щербакову от 11 августа 1944 года сообщалось:

«2 августа в с. Ленгувка Подгайского района Тернопольской области бандиты убили штурмана дивизии 2-й Воздушной армии Героя Советского Союза майора ТОПОРКОВА Я. Н.

10 августа бандиты увели в лес девушку — машинистку военторга 2-й Воздушной Армии ПОНЕВИНУ Елену. Там её изнасиловали, вырезали звёзды на руках, ногах и на груди, написали на животе «Россия» и бросили в лесу связанную.

Подобные факты не единичны.

Бандиты срывают мобилизацию военнообязанных.

Так, 30 июля с. г. в г. Рекленец появилась вооружённая банда до 50 человек и предупредила население, что все, кто пойдёт в Красную Армию, будут расстреляны по дороге.

Посланные Великомостовским райвоенкоматом 5 августа в сельсоветы нарочные для оповещения военнообязанных о явке на сборный пункт — старший сержант СЕКРЕТАРЕВ и красноармеец РЕПАЛЮК в с. Куличков были обстреляны бандитами. Красноармеец погиб. На следующий день были направлены в это село лейтенант СТОПЕНКО и три красноармейца, которые были обстреляны из пулемёта и автомата, а затем и разоружены.

Запуганные бандеровцами военнообязанные на сборные пункты райвоенкоматов не являются, а уходят в лес. Многие из них сами связаны с бандитами».

А вот показания бойца УПА Владимира Дубинчука о его участии в расправе над поляками в июне 1943 года в селе Свичев Овадновского района: «…я вбежал в дом Сошинского Антона и расстрелял ребёнка примерно пяти лет. В комнате было ещё два ребёнка, но у меня оставшийся один патрон дал осечку. После этого я вышел из квартиры и доложил об этом Лупинка Иосифу, который дал мне два патрона и распоряжение убить этих детей. Я вторично зашёл в комнату и расстрелял второго ребёнка возрастом примерно два года. В это время зашёл в квартиру Лупинка Иосиф и в моём присутствии расстрелял третьего ребёнка, который был возрастом примерно 6 — 7 лет».

В Костопольском районе бандеровцы похитили, изнасиловали и убили 18 польских девушек. Сложив тела в один ряд, сверху бросили ленту с надписью: «Так должны погибать ляшки».

В сентябрьских 1943 года материалах Восточной секции Департамента информации и Прессы Делегатуры правительства Речи Посполитой говорится: «Во Владимире Волынском в костёле во время богослужения убили всех находившихся там поляков. Убивали ножами, топорами, палками. Часть жестоко искалеченных, но выживших детей, была привезена во Львов. В деревне около Подкаменя униатский священник раздавал листовки, призывающие убивать «ляхов». Все убийства характеризуются неподдающимся описанию садизмом. Маленькие дети с разрезанными от уха до уха ртами, с надписью на листке: «Польша от моря до моря»».

Излишне говорить, что бандеровцы пытали и убивали не только детей, но и взрослых, и не только поляков, но и русских, украинцев, белорусов, евреев…
О бешеных собаках и вертлявых правозащитниках

15 лет назад, 26 октября 1999 года во Львове в подъезде своего дома был найден мёртвым историк Виталий Масловский. Занимаясь изучением истории ОУН — УПА, он рассказывал о многочисленных преступлениях этих борцов за незалежную Украину.

Масловский писал: «Пользуясь тактикой налётов, они сжигали и грабили помещения сельских Советов, школ, клубов, библиотек, магазинов, домов активистов, а то и целые села… В начале июля 1944 г. бандиты разграбили и сожгли свыше 100 сельских дворов в Новомилятинском районе. В Тернопольской области полностью было сожжено с. Гнильче Бережанского района. В с. Высокое Монастырищенского района в ночь на 22 сентября 1944 года банда сожгла школу и 106 крестьянских дворов; во время пожара погибло 52 жителя. 6 февраля 1945 года в с. Барыш Бучачского района бандиты сожгли 212 крестьянских дворов, убили и сожгли 98 жителей».

Версия, что профессор по неосторожности сам упал в лестничный пролёт, пролетел несколько этажей и разбился, столь же убедительна, как россказни киевской пропаганды о том, что жертвы одесской Хатыни сожгли себя сами. Примечательно и то, что Масловский погиб ровно через полвека после того, как там же во Львове 24 октября 1949 года националист Михаил Стахур убил писателя Ярослава Галана, писавшего, что бандеровцы «превзошли своими зверствами даже немецких садистов — эсесовцев».

Убийцы Масловского не найдены по сей день. Их особо и не искали. Расправа над львовским историком не вызвала никакого интереса ни у прозападного «мирового сообщества», ни у оравы вертлявых правозащитников. А украинские неонацисты, почувствовав безнаказанность, стали действовать более решительно. На киевском Майдане, в Одессе и на Донбассе они перешли от индивидуального террора к массовому.

Такой поворот событий получил поддержку Вашингтона. Под его давлением работающие на Украине эксперты ООН и прочие защитники прав человека из «цивилизованных государств» упорно не замечают обнаруженных на Донбассе массовых захоронений мирных жителей.

Западу нет дела до расправ над русскими и русскоязычными. Ему нет дела до страданий русских и украинских детей, которых бандеровцы мучили, избивали, насиловали. А коли так, то и нам надо поменьше обращать внимание на скулёж лицемерной и русофобской Европы и прозападной «пятой колонны», и делать всё, чтобы последователи военного преступника Бандеры уже сейчас получали по заслугам.

Бешеных собак отстреливают, не так?

Отстреливают. И не только в Мюнхене…