Анатолий Вассерман: Как России победить в Четвёртой мировой войне



Вопрос:

Как России победить в Третьей мировой войне?

А. Вассерман:

В Первой мировой войне Россия проиграла. Причем, даже если бы она не вышла из этой войны, а осталась до победного конца, она бы все равно проиграла. Судя по уже опубликованным документам переписки между союзниками, нашелся бы предлог не отдать России ее главную цель в той войне – проливы, соединяющие Черное море со Средиземным. А главное, Россия оказалась бы в такой долговой кабале, что ее дальнейшее развитие было бы на много лет парализованным. Но во Второй мировой войне мы взяли реванш и много лет были сверхдержавой, одной из двух. Одним из двух, по сути, полюсов мира. Третью мировую войну, холодную, мы проиграли. По результатам этой войны Россия расчленена на 15 официально признанных государственных образований, плюс к тому 4 непризнанных, но уже состоявшихся, плюс сейчас еще одно находится в процессе становления. Словом, раздробили нас, как Бог черепаху. Но с другой стороны, по результатам Первой мировой войны государственных образований на территории России оказалось гораздо больше. Причем, два из них, Польша и Финляндия, пережили в самостоятельном виде даже Вторую мировую войну.

Сейчас идет Четвертая мировая война – экономическая. И вот в ней у нас появились очень серьезные шансы на реванш. Судя по нынешнему всплеску этой войны, наш противник мягко говоря не так силен, как пытается это изобразить. Причины слабости можно перечислять долго, но, я думаю, важнее сам факт, что Соединенные Государства Америки сейчас явно перенапрягаются, добиваясь, чтобы хотя бы Евросоюз следовал их приказаниям. А главное, у нас появились даже более серьезные союзники, чем были тогда. Скажем, Индия, которая во Второй мировой войне входила в состав Британской империи, сейчас вполне самостоятельна. Но и сейчас, как и тогда, оказывается объективно нашим союзником. Китай в Первой и Второй мировых войнах, пребывавший на глубокой периферии и практически не влиявший на те боевые действия, где мы участвовали, сейчас хотя и завязан в первую очередь на американский рынок, но по своим интересам является нашим союзником и очень серьезным. Так что, полагаю, сейчас шансов у нас немало. Но эти шансы надо использовать, а это значит, что наша собственная внутренняя политика должна быть переведена на военные рельсы. Тут и повышение централизации управления хозяйством. Во время войны даже самые либеральные страны занимаются этой самой либерализацией. Тут и четкое объяснение народу того, что идет именно война, объяснение того, что в этой войне поставлено на карту и, соответственно, ради чего надо сплотиться, чтобы не было заявлений вроде, скажем, фразы знаменитого либеральнутого на всю голову журналиста Панюшкина: «Крым, в отличие от хамона, даже на хлеб не положишь». Вот надо объяснить, что в случае поражения в войне даже Панюшкину хамона не достанется. Нужны, наконец, очень серьезные меры по выработке идеологии. По объяснению не только материальных причин, делающих войну необходимой, но и концептуальных причин, по которым наше противостояние вовсе не сводится к выяснению вопроса, кому достанется больше хамона. И нужна новая экономическая политика, в основном, она обрисована в трудах Сергея Юрьевича Глазьева и Михаила Юрьевича Хазина, но есть и много других авторов. Даже я на эту тему немало писал, но тут уже не буду кратко в телевизионном формате пытаться пересказать эти труды, их слишком много. Думаю, те, кто захочет осуществлять новую политику, смогут найти несколько дней, чтобы проработать эти труды, несколько недель на то, чтобы их хорошенько обдумать, и несколько месяцев на разработку программы непосредственного осуществления всех необходимых преобразований. То есть для того, чтобы победить, нам надо для начала понять, что мы воюем и проложить дорогу к победе.

Вопрос:

Где находится критический предел, в свете экономического противостояния с Западом, за которым общество может отказаться от патриотических идей? Готово ли общество страдать за свои идеалы?

А. Вассерман:

Судя по всему предыдущему опыту нашей истории, наше общество практически всегда готово перенести экономические тяготы, при условии, что эти тяготы в той или иной мере испытывают все. Именно поэтому, кстати, одним из направлений вражеской пропаганды против нас в Великой Отечественной войне были россказни о том, что, мол, вы голодаете, а комиссары жируют. Оттуда и идут повторяемые сейчас нашими либероидами басни о тортах, которыми ежедневно объедался в блокадном Ленинграде Первый секретарь обкома партии Жданов. Юмор тут в том, что Жданов был диабетиком, и, хотя, действительно, ему готовили диетическое питание, но уж что-что, а торты туда точно не входили. Да и диета была, мягко говоря, не такая уж шикарная. Но диабетику вообще тяжело, даже в мирное время. И в Первой мировой войне страна фактически утратила желание воевать, когда стало ясно, что на войне наживаются в первую очередь промышленные спекулянты, промышленники, которые дико, безосновательно взвинтили цену на свою продукцию, ссылаясь на тяготы военного времени. Думаю, что, если сейчас достаточно заметная часть нашей политической элиты покажет, что готова страдать со всеми, предела нашей стойкости не будет.

Запись Анатолий Вассерман: Как России победить в Четвёртой мировой войне впервые появилась Отдельный Дивизион.