Юные партизаны — Аксен и отряд

flag-pobedi«Мы клянёмся всё время бить фашистов,

по-всякому вредить им. Мы будем мстить за

расстрелянных и замученных женщин,

детей, стариков.

Кровь за кровь! Никто из нас не испугается,

не отступит и не изменит.

За измену и трусость – смерть».

Недобро Аксён наблюдал за новым старостой. Мальчишка уже задумал план, как проучить предателя. Дома Аксён нашёл старую плетёную сумку, у отца вытащил добрую горсть рубленого самосада, у Тимошки взял рогатку из вишневой ветки и резины и наказал тому, идти захоронится у дома старосты, наблюдать, кто входит, кто выходит. Как стемнело, ребята встретились у колодца. Сёмка и Аксён прокрались на огород старосты, Тимошка хорошо умел подражать птицам, и когда они услышали свист кулика, они полезли через бурьян в ту сторону. Тимоня доложил, что все порасходились, а староста остался дома и свет боится включать. Аксён смастерил наподобие самодельной «мины» из большого булыжника листа бумаги в который насыпал самосад и вложил булыжник. Мину повесили у двери. Потом Аксён старательно нацелился с рогатки в самую середину окна и выстрелил. Опрометью все кинулись через огороды к себе домой. Вдалеке они услышали вопль, потом выстрелы. В хуторе началась суматоха.

Утром пронёсся слушок, что на Вербовку напали партизаны. Пятерых фрицев убили, а староста еле уцелел. Через пару дней ребята встретили старосту весь лоб и один глаз синие, тот покосился на ребят и прошёл мимо, в комендатуру. Вскоре Аксён собрал мальчишек опять, на своём командном пункте. Как и условились, все принесли свои пионерские галстуки. Ребята сдали своему командиру галстуки, которые исчезли у него под рубашкой. Ксеша сообщил ребятам о своих задумках. Надо в леса подаваться, искать партизан, собрать отряд из ляпичевских и аверинских ребят. Партизаны действительно были, но Аксён об этом не знал, он лишь верил. И располагался их отряд недалеко от Вербовки, под командованием Воскобойникова, председателя райисполкома соседнего хутора. Действовали они на донских переправах. Ребята конечно переживали, а что если они не найдут партизан? Что же они тогда будут, есть в лесу? Да, это был вопрос, на который знал ответ Тимошка. Он поведал брату, что на краю хутора стоят амбары и Тимошка видел, как немцы прячут туда продукты, масло, колбасу и прочую снедь. Брат хотел пошарить в амбаре, если пройдёт, то продукты у них будут. Как ни хотел пускать его старший брат, всё же пришлось. Раньше Тимошка прятался там и у него был тайный лаз в сторону речки, а ребята всё время недоумевали, как это ему удаётся выскользнуть незамеченным. На дело они пошли вместе с Федей Силкиным. Перед амбаром стояли двое часовых. Федя с Тимошкой поползли на пузе, как солдаты до амбара. Нащупал свою доску и нырнул в амбар, с ходки ребята вернулись с добычей — мешок пахнущий ванилью, картонный пакет, ещё один мешочек и небольшой ящик. Ребята выбрались из хутора, неся к лесу свою добычу. Тут Аксёна что-то привлекло, и он пошёл посмотреть, раздвинул кусты, а там лежит человек. Аксён подошёл к человеку, тот был ранен, при разговоре выяснилось, раненый этот красноармеец лейтенант Свиридов, бежавший из лагеря для пленных в Калаче, где помог ему такой же паренёк. Он попросил помочь, ребята оттащили его подальше в лес, укрыли и приносили туда каждый день еду и чистые бинты с йодом. От лейтенанта ребята узнали, что фрицы врут про Сталинград. Бойцы там стояли, стоят и будут стоять насмерть. И не взять им этот город никогда. Пока Аксён разговаривал с раненым, ребята, распороли мешки, в одном были галеты и колбаса, в другом хлеб, а в бумажном мешке письма. Командир распорядился выбросить письма в речку, колбасу и хлеб дал раненому, ящик спрятали под мостом. Дома, за столом отец сказал, что немцы злобствуют, кто-то залез в амбар и стащил продукты, ходят по хатам с обысками. Сам искоса поглядывал на сыновей, но те ничем себя не выдали. А ещё про партизан говорят. Мать забежала в дом испуганная, то пришли теперь к ним с обыском. Староста с Асмусом и двое фрицев с автоматами. Староста поздоровался и начался обыск ничего не найдя они предупредили, если что скрываете, расстреляем. Староста с подозрением глянул на ребят при выходе и сказал, что это их касается, ведь следы остались. Спустя пару дней случился новый инцендент. На двери сельсовета висело объявление, нарисованное тремя разными карандашами, а под ним звезда и подпись — партизаны. Объявление гласило, немцы всё врут, Сталинград не сдан и советские войска скоро придут. Филипп Дмитриевич узнал, чьих рук дела, но промолчал и решил поговорить с Аксёном дома. Шли дни, ребята несли втихую свою службу, в хуторе время от времен появлялись листовки, немцы были понурые, а над головой иногда стали пролетать советские самолёты. Комендант объявил приказ о расстреле партизан, если таковых обнаружат. Наступило начало октября, заходили небольшие заморозки. Аксён сделал для раненого шалаш и у того уже почти зажила нога. Скоро должен был быть праздник октябрьской революции и лейтенант предложил Аксёну повесить на видном месте красный флаг, чтобы люди думали, что Советская власть о них не забыла. Аксён собирался выполнить это задание, но его планы поменялись. Максим сообщил Аксёну, что с фронта пришла машина с автоматами. План созрел сам собой, влезть в машину и всё повыкидывать и спрятать. Максимка впрыгнул в едущую машину на ходу, этот план у них не прошёл. Они просто не заметили немцев, сзади на дороге. Ребята побежали в овраг, а Максимка выпрыгнул из кузова, и помчался в сторону хутора, забыв обо всём. Переждал до темноты, прокрался к себе. Мальчишкам тогда повезло, немцы их не догнали, а комендант не узнал об этой вылазке. На следующий день хутор поразили новые новости, кто-то ограбил немецкую почту и украл ценные бумаги. Это были Сёмка с Тимошкой, они даже не сообщили своему командиру, сделали всё сами. Почта была в старом доме, Тимошка дождался, когда часовой уйдёт, тогда залез и схватил два мешка с забытым карабином в придачу. Столь дерзкий налёт прошёл в этот раз удачно. Письма они сожгли, а карабин припрятали. Всё подозрительнее на них косился староста. Фридрих Гук тоже выяснил, что партизанских отрядов вблизи нет. Он дал приказ старосте, наблюдать за всеми жителями и за детьми тоже.